Республика Калмыкия
Регион не найден
Версия для слабовидящих

Путин: Олимпиада - это шанс показать миру новую Россию

20 января 2014, 17:19
В преддверии Олимпиады-2014 в Сочи Владимир Путин дал интервью корреспондентам телеканалов BBC, ABC News, CCTV, «Россия-1», «Первого канала» и информационного агентства Around the Rings. Запись интервью состоялась 17 января в Сочи

В.ПУТИН: Мне кажется, что вы всё знаете про Олимпиаду. Я даже не знаю, что я могу вам ещё дополнительно сообщить. Или думаете, что всё знаете, и вряд ли я смогу вас в чём-нибудь переубедить. Но если такой шанс есть, пожалуйста, с удовольствием побеседуем с вами.

Э.ХУЛА (как переведено): Восемь лет я уже приезжаю сюда, и я увидел серьёзные перемены: арены, стадионы, все различные трассы, и для биатлона, в горах построен кластер. Много денег вложено в Сочи, в российскую Олимпиаду, в подготовку Игр – 50 миллиардов долларов, по оценкам. Мы не видели пока точную цифру, не знаем её, сколько стоит Олимпиада. Сколько же она стоит, и стоит ли это того? Каков будет «выхлоп» от Олимпиады, какая польза?

В.ПУТИН: Общая цифра подготовки к Олимпиаде известна, это 214 миллиардов рублей. Если разделить по сегодняшнему курсу на 33, то получится искомая цифра в долларовом эквиваленте.

Но ответ на этот вопрос я хотел бы начать с другого, с того, что мы планировали ещё до Олимпиады. В 2006–2007 годах приняли план развития Большого Сочи как курорта. Если посмотрите на карту Российской Федерации, увидите, что это в основном на сегодняшний день страна с северными территориями, более 70 процентов наших территорий отнесены или могут быть отнесены к северным, или даже к Крайнему Северу. На юге у нас небольшая полоска тёплого моря – Чёрного моря, и, в общем-то, не так уж много регионов с благоприятным тёплым климатом.

На всей этой огромной территории у нас практически не было ни одного современного курорта, которым могли бы пользоваться российские граждане. Сегодня мы являемся чемпионами по посещению других государств во время отдыха. Наши граждане, например, в Турции занимают, по-моему, первое место по количеству туристов, более трёх миллионов человек в прошлом году туда съездили, а это примерно одна климатическая зона вместе с черноморским побережьем. Поэтому перед нами стояла большая задача по развитию инфраструктуры этого региона Российской Федерации. Повторяю, была принята даже соответствующая программа. Но, как всегда бывает, это и в России так, и в любой другой стране, – не хватает денег на вещи, которые кажутся даже первоочередными. А уж на развитие курорта, а эта проблематика никогда не кажется первоочередной, денег не хватает хронически. Поэтому мы совместили, по сути дела, сразу несколько задач.

Первая, и это самое главное, – развитие юга страны, инфраструктурное развитие прежде всего. Думаю, что здесь мы преуспели, потому что создана абсолютно новая транспортная инфраструктура, энергетическая и экологическая. Если посмотреть на выбросы в атмосферу в 2007 году и сегодня, то после окончания проекта, а он уже практически завершён, выбросы в атмосферу вредных веществ сократились в два раза. Это за счёт того, что мы перевели на более экологичный вид топлива электроэнергетику, провели два газопровода, построили две новые электростанции, восемь или девять подстанций, уничтожили в районе Большого Сочи две постоянно дымивших ранее свалки и построили новую транспортную инфраструктуру. Всё это вместе сократило нагрузку на экологию. Согласитесь, что для курорта это крайне важная вещь.

Вторая задача, которую мы перед собой ставили, – восстановить базы подготовки российских спортсменов высокого класса. Ведь после развала Советского Союза в России практически не осталось баз подготовки в среднегорье. Они все оказались за границей: или в Грузии, или в Армении, отчасти в Казахстане, если взять каток «Медео».

Наши конькобежцы вынуждены были, смешно и стыдно сказать, проводить чемпионат Российской Федерации в Берлине, потому что катков просто не было. Мы полностью утратили всё, что связано с трамплинами, с этим видом спорта. Вот сейчас мы построили несколько центров, кстати говоря, не только в Сочи, хотя вот эти два трамплина в Сочи являются абсолютно уникальными с технической точки зрения, но мы и в других регионах в рамках подготовки к Олимпиаде построили самые современные трамплины в мире.

И наконец, третье – мы хотели создать совершенно новый горный туристический кластер для того, чтобы сделать этот регион Российской Федерации круглогодичным курортом – и зимой, и летом. Думаю, что и это нам удалось. Поэтому, если мы будем смотреть исключительно на подготовку к Олимпиаде, это 214 миллиардов, из них  всего 15 спортивных объектов, кстати говоря, всё остальное – инфраструктура. Если посчитать какие-то вещи, связанные с развитием прилегающей инфраструктуры, может быть, там будет и больше, но это не имеет никакого прямого отношения к Олимпийским играм.

С.БРИЛЁВ: Владимир Владимирович, Вы сейчас только что назвали трамплин уникальным объектом, но ведь он уникален не только со спортивно-технической точки зрения, но и (вряд ли иностранцы в курсе Вашей фразы «Где здесь товарищ Билалов?») Вашего посещения этого трамплина и указаний на то, как, что может работать. Билалов тогда был наказан, и жёстко, на глазах у всей страны. Остальные испугались и выполнили все обещания? Какое у Вас ощущение вообще в отношении этого?

В.ПУТИН: Вы знаете, я, во-первых, хочу завершить ответ на  вопрос Эда [Хула], который он задал. Из 214 миллиардов около 100 миллиардов – это государственные деньги, всё остальное – это деньги частных компаний. Прежде всего они вложены, конечно, в гостиничную инфраструктуру. Кстати говоря, мы создали более 40, где-то, по-моему, 41–43 тысячи новых, по сути, абсолютно новых гостиничных мест. В рамках развития курорта это чрезвычайно важная вещь. Вот на эти цели были использованы финансовые средства наших компаний, это частные вложения.

А что касается того, что кто-то вовремя что-то не исполнял, вы знаете, мы с вами понимаем, что сочинский олимпийский проект был на протяжении последних нескольких лет самой большой, самой крупной стройкой в мире. Без всякого преувеличения – это самая большая строительная площадка в мире. Конечно, при таком масштабе и, прямо скажем, при отсутствии опыта такого масштабного строительства в нашей стране, в современной России, здесь без сбоев быть не могло, и конечно, приходилось вести нелицеприятные разговоры и по ценам, и по срокам, и по качеству. А как иначе? По-другому невозможно. Знаете, если ходить и только всех хвалить, то результата не будет никогда.

Моя работа заключается не в том только, чтобы ордена раздавать, хотя и это тоже входит в мои служебные обязанности, но и, главным образом, надо способствовать тому, чтобы мы достигали определённых результатов. А это такая ежедневная черновая работа.

Где в мире вы видели строителей, которые всё делают в срок, качественно и по минимальной цене? Ну хоть одну страну мне назовите такую. Нет вообще в мире ни одной такой страны, понимаете. Везде мы видим попытки завышения стоимости объектов: и в Европе, и в Северной Америке, и в Азии – везде одно и то же.

Но это нормальная борьба между заказчиком, в данном случае  государством, либо частным заказчиком, который у нас здесь гостиницы строил, и исполнителями, подрядчиками. Подрядчик всегда хочет побольше заработать, заказчик всегда хочет получить качественный продукт в срок и подешевле. Всегда идёт такая борьба, это нормальная обстановка. Ясно, что есть какая-то граница, за которой уже правонарушения, но за этим должны следить правоохранительные органы, и они самым жёстким образом здесь работали. Мы старались не допустить того, чтобы кто-то переступил эту грань. В целом, мне кажется, нам это удалось.

А что касается вот этого конкретного случая, да, Сбербанк подхватил потом этот проект и довёл его до конца, очень качественно, по-современному. Ни одного такого трамплинного комплекса больше в мире нет.

Дж.СТЕФАНОПУЛОС (как переведено): Говорили, что проблема коррупции действительно серьёзна: 18 миллиардов долларов было расхищено, швейцарец говорил, это правда или нет?

В.ПУТИН: Во-первых, швейцарец этого не говорил. Конечно, нам небезынтересно то, что о нас говорят в мире наши партнёры, тем более по олимпийскому движению. Я посмотрел стенограмму его встречи с журналистами, ваши коллеги пытались его вытянуть на эту тему, и я понимаю журналистов, это их работа – всегда вытаскивать «горячие» темы. Но швейцарский специалист, президент, насколько я понимаю, лыжной федерации [Жан-Франко Каспер] этого не говорил, как мне показалось из стенограммы, это первое.

Второе, если у кого-то есть конкретные данные о коррупционных проявлениях в связи с реализацией сочинского олимпийского проекта, мы просим предоставить нам эти объективные данные. Мы будем рады и благодарны и используем эту информацию для того, чтобы наводить порядок в этой сфере.

Что такое коррупционные проявления? Это применительно к данному случаю расхищение государственных средств с использованием государственных чиновников, в руки которых эти средства попадают. Если у кого-то есть такая информация, дайте нам, пожалуйста, эти сведения. Повторяю ещё раз, мы будем благодарны. Но пока, кроме разговоров, никто ничего нам не предоставляет. Мы понимаем и знаем и даже привыкли к этому: всегда есть какие-то силы, которые всегда против всего борются, в том числе и против олимпийского проекта. Я не знаю зачем, но, может, специальность у них такая, может быть, так настроены, по жизни их кто-то сильно обидел. Но если есть объективные данные, дайте нам их, пожалуйста, как можно быстрее. Пока их нет, никто не даёт.

Наши правоохранительные органы работают в этой сфере. Были случаи, я уже об этом говорил, где-то несколько лет назад местные чиновники пытались здесь торговать землёй, предназначенной для олимпийских объектов. Проведено следствие, эти люди осуждены российским судом и отбывают наказание. Каких-то крупномасштабных коррупционных проявлений в рамках реализации сочинского проекта мы пока не видим. Есть то, о чём я уже сказал, есть попытки исполнителей, подрядчиков завысить цену. Но это, повторяю ещё раз, во всех странах мира происходит, а наша задача в том, чтобы её понизить, добившись качества исполнения проекта и соблюдения сроков строительства.

Понимаете, всегда идёт борьба, и мы об этом публично говорим, и в этом смысле даже несколько подпитываем, что ли, эти слухи о коррупционных проявлениях. Нам что делать – или всегда про это молчать, или не бояться вот таких реакций и работать открыто? Мы выбрали второй путь – работать открыто. Если мы видим, что есть в чём-то какие-то проблемы, мы прямо об этом говорим, публично.

Вот, пожалуй, весь комментарий на этот счёт. Я пока таких серьёзных коррупционных проявлений не вижу, но вопрос, связанный с завышением объёмов строительства, есть.

Знаете, здесь может быть ещё какой комментарий. С чем связано это завышение [объёмов] строительства? Когда идёт борьба на тендерах и на конкурсах, то соискатели права на проведение того или иного проекта, строительство того или иного объекта, часто сознательно занижают стоимость объекта, свои предложения по стоимости, для того чтобы выиграть проект. Как только они выиграли, понимают, что по этим ценам не справляются, и начинается повышение. Это тоже практически почти везде происходит. Мы здесь не являемся каким-то уникальным случаем. Здесь можно говорить о качестве проведения тендеров, наверное. Но вот это повышение цены связано иногда с такими сознательными действиями подрядчика, а иногда и с недостаточно эффективной профессиональной оценкой необходимых вложений, особенно в условиях горного кластера.

Кавказские горы – это молодые горы, и здесь много проблем, связанных с сейсмикой, с оползнями и так далее. Эти вещи иногда действительно не были достаточно квалифицированно и своевременно оценены при определении первичной цены проекта. Но это такие рабочие моменты, это не коррупция.

Э.МАРР: Господин Президент, сейчас британцы думают поехать во Францию либо в Швейцарию, чтобы кататься на лыжах, а Вы хотите убедить их поехать кататься на лыжах в Россию. Если они поедут, то насколько сложно будет им получить визу? В одностороннем порядке вы можете что-то без согласования с Евросоюзом, без переговоров с Евросоюзом, предпринять какие-то шаги, чтобы упростить им визовый режим, получение визы и въезд?

В.ПУТИН: Что касается гостей Олимпиады в Сочи, то мы приняли уникальное решение, которое заключается в том, что гости Олимпиады, туристы, которые приезжают на Олимпиаду, могут приехать в Сочи на Олимпийские игры без виз, а только на основе аккредитации. Для того чтобы эту аккредитацию получить, у нас открыты специальные «окна» во всех наших дипломатических представительствах. Но виза не нужна, первое.

Второе, мы считаем, что у нас создан уникальный проект по качеству и по объёму: 150 километров только лыжных трасс сделано здесь за эти годы, я уже сказал, создано 40 с лишним тысяч мест в гостиницах, вы посмотрите. Наверное, нужно ещё по качеству обслуживания многое сделать, но в целом материальная база тут создана очень хорошая для крупномасштабного, мирового класса туристического центра.

Думаю, что многим будет очень интересно посмотреть, даже тем, кто не сможет приехать на Олимпиаду, всё равно людям будет интересно посмотреть: а что же такое Сочи, где была Олимпиада? Это всегда такой интерес в мире к местам проведения Олимпиады существует, поэтому мы будем рады, если любители зимних видов спорта будут приезжать в Сочи, для того чтобы посмотреть, что здесь Россия сделала, как она осуществила этот проект. А если кому-то понравится, может быть, это станет постоянным местом отдыха наших друзей или из Соединённых Штатов, или из Европы, или из азиатских стран, в том числе из Китая, почему нет? Ведь те, кто любит горные виды спорта, они любят знакомиться с разными местами, с удовольствием съездят и в Канаду, и в Соединённые Штаты, потом в Швейцарию либо в Италию, Францию, и в Сочи, надеюсь, приедут.

Теперь по поводу виз. Мы по некоторым туристическим направлениям делаем исключения. Допустим, туристы, которые используют водный вид транспорта, могут без визы заходить в Петербург на определённое количество времени. Есть и другие исключения. Но это всё-таки исключения, а общий режим такой: все вопросы виз или безвизового режима осуществляются на основе взаимности во всём мире. Нам бы очень хотелось, чтобы мы с нашими коллегами в Евросоюзе в конце концов договорились об этом безвизовом режиме. Я уже много раз об этом говорил. Евросоюз имеет безвизовый режим со многими странами Латинской Америки, в которых криминальная обстановка не лучше. В некоторых случаях даже гораздо более остро стоит [вопрос], чем в Российской Федерации. И где Латинская Америка, а где Европа? Если посмотреть на Россию и Европу, это, по-моему, совсем рядом. Правда?

Поэтому, мне кажется, нужно договориться о безвизовом режиме в целом. А о каких-то исключениях, наверное, про какие-то отдельные мероприятия можно будет поговорить.

И.ЗЕЙНАЛОВА: Владимир Владимирович, в начале декабря Вы провели три дня в Сочи, инспектируя готовность олимпийских объектов. Тогда Вы сказали, что сейчас нужно говорить не о том, что сделано, а что ещё не сделано, остались недоделки, нужно навести лоск. Так вот сейчас всё ли сделано, что Вам докладывают? Где труднее всего шли работы, и что ещё остаётся, если ещё что-то остаётся?

В.ПУТИН: Уже всё сделано, сейчас нужно навести порядок: наладить работу гостиниц, убрать строительную технику, строительный мусор, то есть подготовиться, как любые хозяева или хозяйки делают в преддверии приёма гостей. Подготовиться к приёму гостей так, чтобы всё было красиво и соответствовало духу самого мероприятия, а объекты все готовы.

Вы же знаете, мы провели на них уже много тестовых соревнований: и этапы Кубка мира, и другие крупные международные старты. Участники соревнований, гост?

Общественная приемная